ОБРАЗ ЖЕНЩИНЫ В БЕНГАЛИИ


ОБРАЗ ЖЕНЩИНЫ В БЕНГАЛИИ

Типичная бенгальская семья представляет собой несколько семей, живущих вместе. Под одной крышей могут жить пять братьев со своими женами и детьми. Каждый из братьев относится к племянникам как к собственным детям — с любовью и заботой. Таким образом дети растут, постоянно ощущая на себе любовь и заботу сразу многих взрослых.

В Бенгалии юношу начинают считать мужчиной только после тридцати лет. До этого его воспринимают как ребенка. Даже если он женат и у него есть дети, он не имеет полной независимости.

В бенгальском обществе мужчина и женщина играют совершенно разные роли. Разница видна во всем: в одежде, в поведении, в обязанностях и социальном положении. В социальном отношении женщины занимают подчиненное положение, но при этом пользуются уважением и находятся под защитой.

Образ женщины в Бенгалии (как и в любой традиционной культуре) — это образ жены и матери, а никак не секс-эмблемы, пытающейся соблазнить любого, кто попадает в ее поле зрения. Женщин, населяющих индийский субконтитент, обошла стороной безумная мода во всем уподобляться мужчинам. Несмотря на тяжелый физический труд и отсутствие материального достатка, женщины Бангладеш выглядят женственно и привлекательно. Яркие сари, браслеты, драгоценности, синдхура (красный порошок, который замужние женщины наносят на пробор между волосами), бинди (красная точка на лбу) и алта (красная краска на стопах) — все это считается благоприятными украшениями достойной индийской женщины.

Женщины находят радость в служении членам своей семьи и гостям. Им особенно нравится участвовать в семейных и религиозных праздниках. Ничто не доставляет им большего удовольствия, чем готовить праздничную пищу, наряжаться и встречаться со своими подругами.

Проснувшись утром, женщины первым делом подметают в доме и во дворе. Затем они моют пол водой с коровьим навозом, после чего им предстоит сделать еще много дел — подоить корову, приготовить завтрак, накормить семью, намолотить зерна, помыть посуду и так далее. Кроме всего прочего, двадцать четыре часа в сутки им нужно присматривать за детьми. Тем не менее, они не чувствуют перенапряжения — домашние обязанности распределяются между несколькими женщинами и поэтому не кажутся тяжким бременем.

Бенгальская женщина никогда не станет считать своих детей обузой. Заботиться о них и воспитывать их для нее — огромное счастье. Бенгальские матери с большой любовью относятся к детям, особенно к сыновьям. Обычно у каждой из них бывает по несколько сыновей, но если сын один, то мать отдает ему всю свою любовь. Если сыновей несколько, то, как правило, мать с особой нежностью относится к младшему. Даже став взрослыми, дети с глубоким почтением относятся к своей матери. Любой деревенский житель, работающий в городе, хранит в бумажнике фотографию своей матери.

Бывало, деревенские женщины приходили группами, чтобы поговорить со мной (женщина не станет разговаривать с мужчиной наедине). Всякий раз они спрашивали меня о моей семье, о моем доме — это то, к чему бенгальцы, и в особенности женщины, проявляют особый интерес. Узнав, что я — единственный сын, они не могли понять, как я мог оставить свою мать и не видеться с ней столько лет. Они с сожалением представляли себе разлуку, от которой, по их мнению, должна была страдать моя мать.

Им было невдомек, что в современном западном обществе чувства любви и привязанности стали столь редкими, что матери часто выгоняют своих сыновей из дому со словами: «Хватит висеть у меня на шее. Убирайся». Поэтому я откровенно признавался этим женщинам, что, хотя я и оставил одну мать, здесь, в Бангладеш, у меня появилось много матерей. При этих словах их сердца таяли, и они с любовью начинали считать меня своим сыном.

Однажды в Дакке я увидел семью, стоящую на обочине дороги. Там были женщины с детьми и один-два мужчины. По тому, как растерянно и испуганно они выглядели посреди потока машин и городской суеты, нетрудно было догадаться, что они приехали из деревни. Дети вертелись вокруг взрослых, и один из них вдруг выбежал на проезжую часть. Заметив это, одна из пожилых женщин подбежала к нему, схватила малыша и, крепко прижав его к груди, принесла обратно к группе. Затем она сильно отругала молодую женщину, которая находилась к ребенку ближе всех, но не уследила, как он убежал: «Как ты могла позволить ему выбежать на дорогу?»

Эти материнские и родственные инстинкты воспитываются чуть ли не с пеленок. С четырех-пятилетнего возраста девочки начинают помогать матери приносить воду, готовить, раздавать еду и присматривать за маленькими детьми. В отличие от своих западных сверстниц, которые играют в куклы, в деревнях Бангладеш девочки нянчатся с настоящими малышами — родными или двоюродными братьями и сестрами или соседскими детьми. Здесь не редкость увидеть пятилетнюю девочку, держащую на руках дитя почти одинакового с ней роста. Так с самого начала дети имеют не одну, а несколько матерей. Даже после того как старшая сестра выходит замуж и ее младшие братья и сестры вырастают, она все равно сохраняет к ним материнские чувства. Неудивительно, что бенгальцы с большим почтением относятся к своим старшим сестрам.

Детей поправляют, делая им замечания, а также благодаря авторитету старших. Я ни разу не видел и даже не слышал, чтобы бенгальских детей били. Бенгальские дети плачут довольно редко. В воспитании детей бенгальцам явно не достает строгости и дисциплины, зато их дети не страдают от неуверенности в себе и застенчивости.

Ребенку дают понять, что он поступает неправильно, говоря «чи-чи» («как не стыдно»). Обучение многочисленным правилам бенгальской культуры начинается с раннего детства. Малыша учат: «Не касайся никого ногами и не наступай на священные предметы»; «Не давай ничего левой рукой»; «Не называй старших по имени и не говори им «ты»; «Не переступай через веревку, за которую привязана корова». Подрастая, ребенок узнает о том, что ожидает его за нарушение других запретов, таких как пререкания со старшими или разглядывание своего собеседника.

Я помню, как в наш ашрам приходили женщины с совсем маленькими детьми. Подойдя к алтарю, они склоняли головки детей к полу и клали им в рот чаранамриту30. Хотя сами дети не понимали, что происходит, их матери заботились о том, чтобы они совершили благочестивые поступки. Они также наклоняли головы детей к нашим стопам со словами «пранама коро» («поклонись») — и те тут же растягивались перед нами в поклоне. Дети повзрослее уже знали, как себя вести, и кланялись сами, без напоминания.

Любовь матери к своим детям по силе не уступает любви к мужу. В девочках с раннего возраста воспитывают женские добродетели: целомудрие, покорность и верность мужу.

Однажды, когда я гостил в одной бенгальской семье, пожилая хозяйка заговорила о своем больном престарелом муже, который сидел чуть поодаль от нас. «Конечно, мы все любим Кришну, — сказала она, — но для меня богом является мой муж. Он защищал меня и заботился обо мне всю мою жизнь. Он — великий преданный Кришны, и я в вечном долгу перед ним». Ее голос дрогнул, и она продолжала: «Теперь он собирается вернуться к Кришне. Я тоже хочу вернуться к Кришне, но только вместе с ним».

Представления бенгальцев о браке сильно отличаются от западных. Я знал в Дакке одного современного молодого человека, который носил модную западную одежду и хорошо говорил по-английски. Тем не менее в нем еще жил дух вайшнавской культуры, в которой он был воспитан. Он хорошо играл на мриданге и по вечерам приходил к нам в ашрам на киртан. Со временем ему предоставилась возможность поехать на учебу в Америку. Перед отъездом он был взволнован, но, вернувшись спустя год, признался, что американский образ жизни его разочаровал.

«Они устраивают из любви целый спектакль, — говорил он с отвращением. — Когда муж подвозит жену до работы, они на прощанье целуются». (В Бангладеш целоваться на людях, даже если это муж и жена — вещь неслыханная.) «Но потом они с такой же легкостью ссорятся и разводятся. В нашей стране о любви не принято даже говорить, не то что показывать ее окружающим. В этом нет необходимости. Любовь проявляется сама собой. Жена не может не любить своего мужа. Она любит его, потому что он — ее муж. Многие американцы спрашивали меня о браке по расчету: «Как вы можете вступать в брак с тем, кого никогда даже не видели? Как можно любить такого человека?» На это я отвечал: «У вас принято влюбляться до свадьбы, а у нас — после. Разница лишь в том, что после свадьбы ваша влюбленность быстро проходит и вы с легкостью разводитесь. У нас же этого не происходит».

Е.С. Бхакти Викаша Свами Махарадж
Из книги “Взгляд на традиционную Индию”
Деревенская жизнь в Бангладеш
Воспоминания Бхакти Викаши Свами
(Семейная жизнь)ОБРАЗ ЖЕНЩИНЫ В БЕНГАЛИИ

Первоисточник

9
0
Previous ВАЙШНАВ ДОЛЖЕН ЖЕНИТЬСЯ НА ДЕВУШКЕ КОТОРАЯ ОБЛАДАЕТ СХОДНОЙ С НИМ ПРИРОДОЙ
Next АЛУРДАМ

No Comment

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *